Блоги

Теперь без секретаря…

1.5K

Очередная сессия городского совета, состоявшаяся в минувший четверг, вновь напоминала балаган. После гимна и прочих формальностей, депута­ты несколько часов не могли принять повестку дня и приступить к работе. Не до того им было, золотым нашим людям. Все о народе думали.

Сразу же после поздравлений и награждений грамотами по случаю Дня туризма, слово взяли волонтеры, которые вызвались отстаивать интересы участников АТО. Выяснилось, что воины не могут бесплатно ездить в междугородних автобусах, а в Первомайске на автовокзале воинам сказали, что во всем виновата городская власть, которая не возвращает перевозчикам деньги.

Девушке-волонтеру, озвучившей претензию к нехорошей городской власти, долго втолковывали, что городская власть не имеет отношения к междугородним перевозкам и влиять на перевозчиков таких маршрутов не вправе, не говоря уже о том, чтобы возвращать им деньги. Деньги возвращаются городским перевозчикам, притом, немалые. Раньше государство, считавшее компенсацию левой ногой, платило всем городским перевозчикам около 900 тысяч гривен в год. А теперь, когда почетную обязанность обеспечить льготную категорию бесплатным проездом правительство любезно спихнуло на местные бюджеты, выяснилось, что по информационным талончикам, которые отдают пенсионеры и другие льготники кондукторам, компенсация из городского бюджета потянет на 3 миллиона гривен.

Депутат Мосякин тут же подбросил тему для развернутой дискуссии: кто контролирует эти “талончики” пенсионерские и кто несет ответственность за их подсчет? В результате, депутаты долго пререкались, заявляли, что “талончики” взращивают у льготников комплекс неполноценности, вспоминали страшные случаи из жизни, когда несчастную старушку, забывшую дома “талончик”, безжалостно вытолкали из маршрутки… В ходе дебатов вспомнили о социальной карте. Все были “за” социальную карту горой, пока мэр не напомнила, что выпуск карты стоит денег, и где их взять? Как только речь зашла о деньгах, страсти об обиженных и униженных “талончиками” пенсионерах улеглись, и депутаты с жаром принялись обсуждать горводоканал.

Поводом для этого стало заявление Алины Степул, которая вновь обратилась к депутатам с напоминанием, что подача воды в микро­районе улицы Коротченко просто катастрофическая. У людей выходят из строя бойлеры и котлы, детям в детсадах и школах грозят кишечные инфекции.

Депутат Евгений Дырдин отметил, что ситуация катастрофическая, потому что работники водоканала не соблюдают технологию ремонта порывов: забивают в дыру в трубе деревянный чоп и засыпают землей.

С развернутым докладом на тему катастрофы выступил депутат Василий Барский, который, судя по его словам, изучил условия работы водоканала и даже сделал простейшие расчеты. В день водоканал поднимает 2,5 тысячи кубометров воды, в месяц, стало быть…

В день водоканал поднимает 2,5 тысячи кубометров воды, в месяц, стало быть, 1,5 миллиона кубов, а проплата населения за воду составляет всего 1,5 миллиона гривен, тогда как куб воды без стоков стоит 8 гривен, а со стоками – так все 20 гривен. То есть, воду поднимают в количестве, которое в десятки раз превышает фактическое потребление, а затраты вбивают в тариф для населения. Для предприятий у водоканала совсем другая политика.

Г-н Барский привел пример МКК. Дескать, там, в отличие от населения, которое никуда не денется и все равно придет за водой, не согласились покупать у водоканала воду по 8 и более гривен. В МКК заявили, что вода техническая, никуда не годная и покупать ее у водоканала комбинат будет за три рубли куб. И водоканал согласился. Кроме того, выяснилось, что на трубу, уходящую на МКК, нет счетчика. Оказывается, по словам сотрудников водоканала, раз в месяц им звонят из МКК и сообщают, сколько кубов потребили. Джентльменам верят на слово. Г-н Барский поинтересовался, почему же с населением у водоканала не сложились столь доверительные отношения, когда рядовой абонент сам решает, сколько он потребил воды и сколько ему платить за техническую воду.

В общем, резюмировал г-н Барс­кий, нужно немедленно уволить Шурко, назначить новое руководство и провести внеочередную сессию по проблемам водоканала. Ибо на водоканале орудуют диверсанты, загоняющие предприятие в долги. Оратор также пообещал на внеочередной сессии озвучить еще немало пикантностей, относительно работы КП “Первомайский горводоканал”.

Далее ораторствовал депутат Михайлюк, точнее его супруга, которая принялась рассказывать о некоем судебном решении, которое главный городской регистратор Горишная не зарегистрировала вечером, а только утром. Как оказалось, от этого чета Михайлюков потеряла какую‑то недвижимость, которую за ночь успели переоформить. Или, может, не недвижимость, а что‑то еще не менее ценное. Но это не важно. Важно, что бывший начальник регистрационной службы г-жа Горишная, пользуясь покровительством заместителя мэра Светланы Свидерко, которая якобы является ее кумой, незаконно заняла должность, а люстрацию не прошла.

После супруги к микрофону ринулся сам Михайлюк. Он тыкал обвиняющим перстом в мэра и “Наш край”, сумбурно напоминая, что просил о помощи в нанайской борьбе с Горишней. Наружу полезли новые интересные подробности, слушая которые хотелось сакраментально резюмировать: “Вон он чо, Михалыч…”. То есть, получается, Михайлюк покинул “Наш край”, потому что по его требованию не распяли пани Горишную, или на худой конец не швырнули женщину в мусорный бак? Это у г-на Михайлюка называется “я фактически не влияю на решения фракции “Наш край”, которые принимаются в пользу городского головы, которая узурпировала власть”? Ибо, как мне помнится, именно с такой формулировкой г-н Михайлюк покинул ряды партии, в составе которой он прошел в горсовет, и застенчиво притулился к “Батькивщине”, за что был нещадно склоняем языкатой интернет-общественностью.

Ну, разумеется, “Батькивщина” добро помнит. Практически вся фракция вписалась за страдальца. И даже г-жа Дмитриева вспомнила, что она раньше получала на “мыло” уведомления обо всех конкурсах на исполкомовские вакансии, а вот “на этот… с этой… как ее, как ее там… Горишней”, совсем не получала. Как так?! Г-н Барский сурово потребовал, чтобы депутатов привлекали ко всем конкурсным комиссиям, которые только возможны.

В кратких промежутках между ожесточенным витийствованием, депутаты гоняли, как зайцев по пересеченной местности, лиц, не имеющих мандаты. Г-ну Дырдину не понравилось, что у самой трибуны мельтешит с дежурной видеокамерой младший “Oрлык Миколаивщины” – г-н Абубакиров. Евгений Михайлович потребовал, чтобы одного из творцов фундаментальнейшего научного труда под названием “Генеральный международный некоммерческий совместный инвестиционно-инновационный проект территориальной общины города Первомайска и регионального консорциума “Первомайск на Буге”, который сейчас, надо полагать, с гибельным восторгом изучают в СБУ и ГПУ, чтобы этого гиганта, так сказать, мысли, выперли обратно в зал. Ибо его присутствие в депутатской зоне нарушает регламент. Г-ну Барскому и вовсе не понравился исполкомовский юрист: барышня посмела перебить Оза, великого и ужасного. За такую монструозную непочтительность, Василий Васильевич вообще хотел выставить юриста из зала и оставить сессию без юридического сопровождения, но потом смилостивился и разрешил ей сидеть на галерке.

Еще одна сенсация стремительным домкратом рухнула на коллективное депутатское темя. Секретарь горсовета г-жа Саблина вдруг сообщила о своем намерении сделать заявление. Подвоха никто не чуял. Г-жа Саблина подошла к микрофону и… трагическим голосом сообщила, что больше не может исполнять обязанности секретаря горсовета, ибо безмерно корыстолюбивые и чудовищно беспринципные отдельные депутаты, которые пришли в горсовет исключительно для личного обогащения, не дают Наталье Владимировне выражать свою позицию. Это вкратце. А в целом суть пространного заявления сильно напоминала детский стишок: “Я сижу на берегу, не могу поднять ногУ” – в смысле расстановки акцентов. Что ни абзац – то феерия. Заявление про “не ногУ, а нОгу” так сильно возбудило нашего знатного юриста № 2  г-на Медведчука, что он, говорят, изучив текст на досуге, сообщил в соцсети, что Саблина свой эпичный спитч содрала у какого‑то украинского мэра. Сказал – как отрезал. Но мы‑то знаем, что слова Натальи Владимировны рвались не из чужих эпистоляриев, а из самого ее сердца. Жаль только, что не смогла Наталья Владимировна уточнить поименно, кто же эти алчные нелюди, все время ставившие секретаря в ситуацию, когда нужно торговать своей совестью. Пусть бы город знал своих героев… Но увы… шторки спальни по‑преж­нему плотно задернуты. Хотя, только ленивый не догадывается, что нынешний депутатский созыв – тот еще “дрим-тим”. Как говорится, это не элита, это хуже, это – лучшие люди города.

Г-жа Саблина покинула трибуну и уселась в зале среди элитариев депутатской фракции БПП. У части других элитариев, в частности, у депутатов “Батькивщины” в муках формулировался вопрос: “Что это было?” Г-н Гниденко даже потребовал ответа на этот вопрос у мэра, на что городской голова развела руками и с некоторым злорадством сообщила, что сама была не в курсе, вот только-только узнала вместе со всеми. Обвинить мэра в “съедении” секретаря никак не удавалось, ибо секретарь в своей речи подчерк­нуто поблагодарила за человечность г-жу Дромашко. В общем, должность секретаря пока вакант­на. И выдвинутые на эту вакансию кандидатуры, возможно, обозначат, кто ж не давал житья экс-секретарю своей аморальностью и жаждой наживы. Сдается мне, что в горсовете начинается новый крестовый поход за мэрским креслом.

Наталья Заражевская vsesvit

1 Комментарий

  1. corburt erilio

    Апрель 26, 2017 at 5:28 пп

    I discovered your blog site on google and check a few of your early posts. Continue to keep up the very good operate. I just additional up your RSS feed to my MSN News Reader. Seeking forward to reading more from you later on!…

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости Первомайска