Новости

Страсти по-чаусовски

832

Эта история — не о политике. Она — о земле. Впрочем, какая политика без земли? И какая земля — без политики…

 

А какой был мальчик

Жил-был мальчик. В тихом селе Чаусово-2, названном так по имени осевшего здесь когда-то запорожского казака. Жил с папой и мамой — школьным учителем рисования и рядовой колхозницей. И сам мальчик был такой… тихий, вспоминают односельчане. Все больше молчал себе, думал. И надумал.

Такая метаморфоза возможна была только в махровые советские времена. После армии парень из глубинки Аркадий Корнацкий поехал в Москву, поступил в вуз, само название которого простой селянин с первого раза и не выговорит — университет имени Патриса Лумумбы, тогдашнюю кузницу, по сути, советских разведчиков, выучился и стал богатым человеком. А для родного села — предметом не столько зависти, сколько гордости: знай, мол, наших! Вот только сами они плохо знали удачливого односельчанина.

В Москве Корнацкому везло. Деньги любили его, и он любил деньги. Учрежденные им многочисленные фирмы занимались юриспруденцией, торговлей, строительством, агробизнесом, недвижимостью — всем, чем только было выгодно на данный момент. «Сел, подумал, посчитал — выгодно!» — так любит рассказывать о своих предпринимательских подходах сам Аркадий Алексеевич.

Он даже решил было баллотироваться в Госдуму. Потом «сел, посчитал» — и передумал. Зато сочинил и запатентовал транспортный проект века — самый дорогой в истории Москвы — строить… дороги над дорогами! Платные скоростные эстакады с магазинами и парковками призваны были разгрузить столицу от пробок, а своего идейного вдохновителя — обогатить окончательно и бесповоротно. Увы. Специалисты проект подняли на смех. Корнацкий, видимо, сильно обиделся. Может, тогда и мелькнула у него шальная мысль: лучше быть первым парнем на селе, чем одним из многих — в столице.

Летом 98-го он приехал в Чаусово. Родителей проведать, отпраздновать с ними свой 45-летний юбилей, а заодно оформить на них покупку санатория в Крыму — самому, как гражданину России, ему это было не с руки. С этой целью привез с собой деньги. Много денег.

Деньги — это как раз то, чего остро не хватало Чаусово-2. Тучные земли некогда благополучного местного колхоза «Путь Ленина» распаевали; и село, и селяне стремительно нищали. Бывший председатель строил свои коварные планы. Хозяйства не стало — работы тоже. Что делать с сертификатами, никто не представлял. Самые продвинутые поехали с ними в Одессу — там предложили за красивую бумажку аж по 20 гривен… В этой ситуации Аркадий Корнацкий мнился односельчанам добрым «бэтманом», вовремя залетевшим из заоблачной Москвы.

«Бэтман» присел, посчитал — выгодно! Случай в корне поменял его планы, «кэш», привезенный на санаторий, пошел на покупку земли, бумажный «чендж» — сертификаты за купюры — состоялся. Согласно решению Ленинского сельсовета (а именно сюда и относится село Чаусово-2), родители Аркадия Корнацкого приобрели у односельчан право на земельные участки общей площадью 1753,97 гектара и оформили государственный акт на право собственности. На тот момент никто почему-то не обратил внимания, что «в одни руки» закон позволял иметь в собственность не более 50 гектаров земель сельхозназначения или максимум по 100 гектаров любой земли. Да и на землю после получения государственного акта сертификаты утратили свою силу и должны были быть переданы в районную государственную администрацию. Корнацкие оставили сертификаты у себя. В те времена селяне попросту не вникали в подобные тонкости.

За каждый земельный пай чаусовцы получили по 2 тысячи долларов! Деньги для них огромные — что по тем временам, что даже сейчас. Особенно, если на семью приходился не один пай, а, к примеру, четыре. Кто-то покупал машины, телевизоры и диваны, кто-то — кутил напропалую, швыряя за поллитру самогона сотку долларов. Дело это, конечно, сугубо личное, но деньги закончились очень быстро. У всех.

Обещать, как известно, — не мешки ворочать. И не осталось у селян ни земли, ни денег, ни колхозного имущества, потому как имущественные сертификаты пошли бонусом к земельным. Впрочем, село не унывало — здесь было обещано скорое построение компактного рая. Будет много работы, заработок будет, заживем пуще прежнего! Корнацкому верили, им привыкли гордиться, здесь он был свой — «хлебороб с деда-прадеда». Кто-то жил с ним по соседству, вместе учился в школе, играл в футбол… Но скоро, очень скоро выяснилось: нет больше мальчика, которого знали все в Чаусово-2. Его подменили.

«Уважаемый человек!»

«Аркадий Корнацкий — уважаемый человек!» — так скромно именует он сам себя на своей страничке социальной сети ВКонтакте. Подписчиков у странички немного — 71, да и сам создатель занимался ею недолго, с начала ноября прошлого года — ни одного свежего поста. Надоело. Как и многое другое.

Рай же в Чаусово-2 и впрямь был построен быстро. Персональный рай. Хорошо охраняемый — опричники наняты были, в основном, из числа отставных милиционеров. Белокаменный замок с башенками, коваными решетками и еще чем-то, очень напоминающим фамильные гербы. В этом великолепии тонет скромный родительский домик, оставленный тут же — на память и для сравнения. Наверное, здесь со временем будет открыт музей. Живописный берег реки, на котором красуется фамильный замок, отгорожен от села длиннющим забором. За забором — огромный газон, идеальный, зеленый, более всего похожий на поле для гольфа. Ради такого вида из окна Корнацкий скупил за бесценок и снес без сожаления несколько селянских хат. Чуть поодаль — конезавод, картинка с рекламного проспекта. Лошадям здесь живется куда лучше, чем бывшим землякам «уважаемого человека». Увы, и тихая поместная жизнь очень скоро надоела Корнацкому.

Блеск и нищета — это как раз о Чаусово. Убогие сельские хатки на фоне роскошной барской усадьбы выглядят особенно печально (на снимках). Буйная летняя зелень, выросшая повсюду на месте поваленных заборов, хоть как-то маскирует сель скую нищету. Богатое, перспективное село без денег и работы пришло в упадок. Дома давно просят ремонта, освещения на улицах нет, с водой — беда… Как только растаяли деньги и эйфория, стало ясно: обещанного не будет — ни работы, ни средств к существованию. К тому времени «бэтман» окончательно мутировал в барина, а «родовое» поместье его значительно расширило пределы — за счет наделов Первомайского и сопредельного Кривоозерского районов.

Но стартовая чаусовская десятина — 1753,97 га — якобы купленных, а не арендованных, так бы, возможно, и оставались прецедентом в украинской истории, если б не… проезжавший мимо по совсем другим делам Президент Кучма.

…Маркиза, маркиза, маркиза Карабаса…

— А чьи это земли, красавицы?

— Маркиза, маркиза, маркиза Карабаса!

Помните? Как и король из известного мультика, Кучма был шокирован просторами полей, оказавшихся в единоличном владении. А тут и селяне—растратчики в ноги кинулись: спаси-защити, батюшка, от супостата-обманщика, пусть он нам земельку-то возвернет! Дело было в 2000 году, покупка земельных сертификатов тогда не возборонялась соответственно президентскому же указу за символическим номером 666 — «О неотложных мерах по ускорению земельной реформы в сфере сельскохозяйственного производства».

Возмущенный Президент не сразу и вспомнил о собственном же указе и сходу твердо пообещал людям: землю вернут! Но не так-то все оказалось просто. Почти два года семья Корнацких судилась с местной администрацией. Проиграли. А ничего при этом почему-то не потеряли. Зато главным результатом этих судебных разборок стал мораторий на торговлю землей — для всей Украины. Селяне приуныли: раз уж сам батюшка-президент не совладал… А Корнацкий, наверное, решил тогда, что уж припомнит-то холопам эти жалобы!

Интересное дело. Еще в сентябре 2000-го областная прокуратура опротестовала земельное решение Ленинского сельсовета, но на месте протест был проигнорирован. А в январе 2001-го Первомайский районный суд признал государственный акт на землю Корнацких недействительным. Подтвержденное Николаевским областным судом, это решение вступило в законную силу 14 февраля 2001 года, но… технично затерялось где-то в архивах на долгих 11 лет!

Он не просто юрист, он — юрист-реалист и вероятно, потому так четко усвоил главное правило: не законы вершат дело, а деньги и власть. Денег было достаточно, а вот власти не хватало. И «чаусовский барин» начал поход во власть. Был назначен заместителем главы Николаевской государственной областной администрации Алексея Гаркуши по вопросам АПК, позже учредил общественную организацию «Селянский фронт». Декларировал: для защиты этих самых селян, на деле, похоже, — для защиты себя, любимого, и своего бизнеса.

Впрочем, как юрист, он заранее самоустранился от ответственности — земля покупалась не на него, а на стареньких родителей; сейчас в живых осталась только мама. Он — Аркадий Корнацкий — всего лишь учредитель «фамильной» агрофирмы, не более того. Правда, каким образом в уставный фонд этой фирмы могла быть внесена незаконно купленная земля — вопрос тоже интересный. Позже собственность на землю и все права учредитель делегирует. Он же, седой и мудрый, ушел от дел — другая у него теперь жизнь, другие планы…

Планы были большие, серьезные были планы. Для начала — в неприкосновенные народные депутаты, а там, глядишь, и президентские выборы не за горами. И тогда уж…

— А чьи ж это такие поля с красивыми подсолнухами — от Карпат до самого, до Черного моря?

— Маркиза, маркиза, маркиза Карабаса…

Чужая земля?

Но — ни слова о политике! И без того всем известно, чем окончились выборы на скандальном 132-м округе. Впрочем, как мы уже видели, Корнацкий умеет даже проигрыш оборачивать в свою пользу. Образ «опального диссидента» позволяет ему кричать на полный голос: власть отобрала у меня победу, а теперь хочет отобрать землю.

Уточним: земля в Чаусово, о которой, собственно, крик и стоит, изначально была приобретена незаконно. А уже больше 12 лет однозначно, по судебному решению, не принадлежит «Агрофирме Корнацких». Это чужая земля. А брать чужое нехорошо. Разве вы не знали этого, Аркадий Алексеевич… Причем тут политика?

И снова, получается, обидели Корнацкого. А он такие штуки не забывает. Месть несостоявшегося народного депутата была страшна — он ударил по неблагодарным землякам… гривней! В конце прошлого года «Агрофирма Корнацких» была перерегистрирована по новому юридическому адресу -в селе Тростинка Васильковского района Киевской области. То есть, пользуясь земельными и трудовыми ресурсами Николаевщины, Корнацкий платит налоги в бюджет Киевской области. Вот вам, дорогие земляки, и еще одна, окончательная дуля! Примерно тогда же волшебным образом отыскалось в архивах решение суда. Первомайские законники озадаченно чесали затылки: надо же, сколько ничейной земли нашлось посреди района, и что с ней теперь делать — куда ее? И было принято буквально соломоново решение. Оставшаяся де-юре без собственников земля была передана… врачам, учителям — первомайским бюджетникам, которые уже давно отчаялись получить хоть какой-нибудь, хоть поганенький земельный надел. Более 700 новых пайщиков в конце прошлого года охотно заключили договора аренды с фирмой «Партнер-Агро».

Корнацкий — просто-таки творец прецедентов, вот только расплачиваться за них приходится кому угодно, но не ему. Новые арендаторы оказались, мягко говоря, в интересном положении. Заключив договора с бюджетниками, «Партнер-Агро» по закону обязана отчислять им арендную плату и прочие блага. Что и делает. А как же многострадальные чаусовцы, столь неосмотрительно и поспешно лишившиеся земли? Про барский гнев и барскую любовь их бывшего односельчанина — тема отдельная, и мы скоро к ней вернемся.

Прознав, что землю у Корнацкого все-таки забирают, наивные чаусовцы попробовали даже на радости покачать права: а теперь-де возвращайте землю нам. При этом вырученные за «папирци» доллары никто отдавать готов не был. Повздыхали селяне — да и разошлись по холодным домам. Поняли, наконец, что они остались ни с чем. Совсем ни с чем. Корнацкому они и раньше-то не особо нужны были, а уж теперь — и подавно. По закону и «Партнер-Агро» им ничего не должна. Но по-человечески, в сложившийся ситуации, фирме пришлось взять на себя груз двойных обязательств: платить нужно и реальным арендодателям, и, как бы это сказать, виртуальным.

Без финансовой поддержки недавно еще благополучное село Чаусово-2 скоро исчезнет с карты. А что станет с его жителями — без воды, без света, без дорог, без поддержки — нетрудно представить. Останется только музей под открытым небом — роскошная барская усадьба с конезаводом и полем для гольфа…

Так не будет, заверили селян в «Партнер-Агро», и эти обещания подкрепили делом. Главные беды села — с водоснабжением и освещением — уже решены, на очереди множество накопившихся за долгие годы больших и малых проблем. Самая главная — дать жителям Чаусово-2 работу.

А вот тут-то и начинается самое интересное.

За страх, не за совесть

В начале апреля дружественные Корнацкому средства массовой информации наперебой строчили заметки: «Жители Чаусово вышли защищать Корнацкого». Но чаусовцев в толпе, возглавляемой тремя(!) оппозиционными народными депутатами, было совсем немного, и они очень старались не попадать в кадр. В автобусах, микроавтобусах, автомобилях съезжались к полю крепкие, не знакомые селянам, но решительно настроенные мужчины. Вокруг чего, собственно, был шум?

Опальному землевладельцу, оказывается, пытались помешать засеять свою землю. Насчет «свою» — это просто, извините, смешно. Земля-то — собственность учителей и врачей. Насчет «пытались помешать» — как бы не совсем наоборот. Шоу на поле задумывалось не столько ради посевной, сколько для публичной демонстрации силы и боевого духа.

Двое охранников, нанятых «Партнер-Агро» не для «военных действий», технично получили по почкам; видеокамеру, которой они попробовали снимать происходящее, разбили. В поле вышел супертрактор и с невероятной скоростью все засеял. Естественно, подсолнечником — зачем щадить чужую землю? Впрочем, возможно, это меценат Корнацкий — чисто для благотворительности — помог первомайским врачам и учителям в первый раз провести посевную на их земле? Благородно!

Пиар-акция прошла как-то неубедительно. На все это апатично взирала милиция — без четкой команды сверху правоохранители предпочитали ни во что не вмешиваться, а то вдруг опять политику пришьют…

Политика, оказывается, — весьма удобная ширма. Искусно прикрывшись ею, можно творить какой угодно беспредел. Все бы ничего, но заложниками в псевдополитических шоу становятся безответные статисты. Причем — что самое обидное! — не за идею и даже не за брутальные деньги. За страх.

Корнацкого в селе боятся. В некоторых хатах по сей день хранятся листовки, которыми на протяжении 13 лет, время от времени, наполнялось село. Старики говорят: как во время оккупации. Действительно, похоже. Началось с того, что подметные листовки клеймили позором тех, кто не захотел продавать свои наделы — были в Чаусово и такие. «Мерзотники и сволота, мразь и гады, гниды и паскуды, паршивцы, падлы и подонки…» — прошу прощения, но это цитата. Так называют в посланиях всех, кто хоть в чем-либо не согласен с Корнацким. И далее: «Пусть не идут за трактором, машиной, хлебом, мельницей, маслобойней, соломой, помощью в похоронах и по другим вопросам!».

Листовки — излюбленный способ психологического давления и единственный в селе, так сказать, внутренний орган информации. Именно из них чаусовцы узнавали самые страшные для себя новости: кто, по очередной прихоти барина, попал в черный список. Корнацкий и его опричники четко делили «холопов» на черных и белых — угодных и неугодных. Попасть в черный список — смерти подобно, возврата в белый из него уже не будет…

— Муж мой, Николай Васильевич, умер вскоре после 9 Мая, — рассказывает вдова Валентина Николаевна Яворская. — Сердце не выдержало, очень расстроился. Ему запретили приходить на праздник, поскольку он был в конфликте с Корнацким. Не успокоились даже когда Николая Васильевича не стало, — людям не разрешали на похороны приходить. Побоялись люди, мало кто пришел… А ведь Николай Васильевич когда-то спас Аркаше жизнь. Совсем пацаненком тот был, и провалился как-то в глубокую яму за селом, ногу сломал. Муж его нашел, вытащил, больше километра нес на себе… За что ж такая ненависть?!

Животный страх застит глаза, люди не думая, как роботы выполняют приказы — лишь бы не попасть в барскую немилость. За страх — не за совесть, за подачки от барских щедрот ходили голосовать. Пойдут ли еще? Подождем — увидим. Перед глазами у чаусовцев пример односельчанина, который участвовал после выборов в протестных акциях в пользу Корнацкого, перекрывал грузовиком дорогу. Попал под уголовную ответственность, под огромный штраф. Что ему теперь делать — хату продать? Все равно денег не хватит…

Растут подсолнухи, посеянные Корнацким на чужой земле. Эта пиар-акция особого политического капитала ему не принесла. Интересно, как далеко простирается жадность юриста-международника? Станет ли он, безусловно понимая, что попирает закон, убирать посеянное? Или опять спрячется за спины селян — будет развлекаться, из-за океана наблюдая за уборочной по скайпу, — я-то, мол, не при делах, это люди сами себе так решили…

Люди решают совсем другое. В селе Кривая Балка соседнего, Кривоозерского района, история повторилась — уже как фарс. В том смысле, что скупая сертификаты, «Агрофирма Корнацких» даже не утруждала себя заключением договоров купли-продажи. Селяне теперь выписывают дубликаты сертификатов, и один за другим отказываются от Корнацкого в качестве пользователя их земель. Скоро земли у него здесь совсем не останется. Они не боятся барского гнева и не зависят от Корнацкого настолько, насколько попавшие в кабалу по собственной глупости чаусовцы. Но это уже совсем другая история.

Точка

А в нашей истории точку поставил Именем Украины, как это и полагается, суд. Николаевский окружной административный суд рассмотрел 31 мая 2013 года административный иск матери Аркадия Корнацкого. В своем иске она просила признать недействительным распоряжение администрации о передаче земли первомайским учителям и врачам. Суд в удовлетворении иска отказал. Тем самым подтвердив: передача земли бюджетникам законна, они являются ее единственными и полноправными собственниками. Эта земля не принадлежит и никогда по закону не принадлежала Корнацким. Кроме 200 гектаров, которые на тот момент имели право приобрести родители Аркадия Алексеевича. Эта земля им оставлено в пользование, но и она почему-то по сей день не оформлена, как полагается. Матери уже по возрасту не до того, а ее сын… Ну, у него, по всей видимости, действительно свои законы, отличные от тех, по которым живет вся страна.

Николаевская область.

ДОСЛОВНО

Анатолий Биляев, голова Ленинского сельсовета: «Наши селяне на тот момент не получали других предложений по продаже сертификатов. Предлагая Корнацкому свою землю и бывшее колхозное имущество (имущественные сертификаты по 500 гривен), люди хотели только одного: чтобы все было, как раньше, в колхозе, когда село славилось урожаями, а люди жили зажиточно. Хотели сохранить хозяйство, чтобы была работа, нормальные заработки. Корнацкий все это нам гарантировал, обещал, что будет не просто как раньше, а гораздо лучше…».

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Борис Демченко, глава Первомайской райгосадминистрации: «Первомайский район сильный в плане сельского хозяйства. Хорошие земли, район стабильно занимает 1—3 места в области по урожайности. У нас 32 базовых сельхозпредприятия, много фермерских хозяйств. Все работают дружно, в духе здоровой конкуренции — даже, если хотите, соцсоревнования. И социальные проблемы района решаются всегда сообща. А вот с «Агрофирмой Корнацких» всегда была незадача, не получалось конструктивного диалога. Господин Корнацкий почему-то решил, что имеет право работать в автономном режиме, не подчиняясь законам Украины. Есть только его мнение — оно и есть закон! Для него, наверное, не существует и государство…».

ПОЗИЦИЯ

Иван Люткевич, начальник управления Госземагентства в Первомайском районе Николаевской области: «На сегодняшний день в сложившейся ситуации юридическая сторона прояснена абсолютно четко. Земельные споры вправе решать только суд — и никто больше. Никакой чиновник, в независимости от его должности, не правомочен действовать вразрез с решением суда. Это даже не обсуждается. Если же говорить о справедливости, как таковой, мое мнение: Корнацкий переступил границы человечности и морали. То, что он пытался строить, — это постсоветский колхоз в самом худшем его проявлении. Никто из нас не заберет с собой из жизни ни землю, ни деньги… Относиться к людям надо по-человечески, в какой бы партии ты не состоял. И действовать по закону — тогда ты будешь защищен. Что ж до меценатства, которым он так кичится, — так просто нужно честно платить налоги, и тогда меценатом будет государство!».

 Ирина НЕЖИГАЙГолос Украины

фото автора

Комментарии

комментарии

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости Первомайска