Блоги

Депутат Первомайского горсовета и главный «оппоблоковец» Мосякин в интервью рассказал о завышенных зарплатах и политических «разборках» в мэрии

3.2K

За два с половиной года работы у депутатов Первомайского горсовета сложились достаточно напряженные отношения с мэром Людмилой Дромашко. Да и в самом депутатском корпусе назрел политический кризис. Сами депутаты упрекают друг друга и обвиняют в продажности. Журналисты интернет-издания «Мой город» пообщались с депутатом Первомайского горсовета нескольких созывов Василием Мосякиным, который рассказал обо всех сложностях в работе народных избранников. Кроме того, Мосякин поделился мнением о работе городского головы и о том, кто лишний в «раздутой» структуре исполнительной власти Первомайска.

— Не так давно глава Николаевской облгосадминистрации Алексей Савченко призвал городских голов Первомайска, Южноукраинска и Вознесенска вместе с общиной рассмотреть возможность возвращения городам их исторических названий. Так, Первомайску было предложено вернуть историческое название Богополь. Как вы относитесь к такой инициативе?

— Я живу в Первомайске с 1987 года. Может это и нужно делать, потому что есть историческая правда, где находился город, его историческое название. Может и нужно. С другой стороны, это все не так просто проходит и безболезненно. Здесь в первую очередь необходимо спросить громаду. Если громада согласится на переименование города, то я, как житель города, не против.

— Хотелось бы затронуть тему напряженности в работе депутатов с мэром Людмилой Дромашко. Из-за чего возникли такие проблемы?

— Депутат городского совета в первую очередь представляет интересы своих избирателей и громады города. Конкретно с Людмилой Григорьевной конфликта у меня как такового нет. Вы присутствовали на сессии городского совета и было принято решение по заработной плате без всяких вопросов. Депутаты проголосовали и приняли решение. 27 числа поднимался вопрос тоже по заработной плате (мэру Людмиле Дромашко — ред.), но вдруг ни с того ни с сего начался конфликт. На сегодня принято решение по зарплате мэру, которая намного ниже, чем предлагалось в прошлый раз. Там цена вопроса была 2 с чем-то тысячи гривен. Но это один вопрос. Самый основной вопрос начал возникать, когда к депутатскому корпусу стали доходить сведения, что в течение 2-3 месяцев была использована заработная плата чиновниками горисполкома. И здесь, конечно, я особо не вникал в эти вопросы, но когда начал вникать, то мне стало немного обидно за себя и за депутатов, которые не контролировали данный вопрос. Я просто приведу пример. Существует норма в законе, утверждается бюджет города на год, и утверждается заработная плата аппарату совета на год. Было утверждено на 2018 год 8 млн 50 тысяч. Я возглавил контрольную комиссию по заработной плате иувидел, что с января 2017 года начались премии, в итоге на 1 ноября 2017 года платить зарплату в этом здании было нечем. То есть фонд оплаты труда (опустел — ред.). А в законе сказано четко: вы можете давать любые премии, любые зарплаты, но только в пределах ассигнований, в пределах выделенного фонда заработной платы и в пределах экономии. Если у вас была ставка 120 человек, а вы на заработной плате 20 человек сэкономили, то вы с уверенностью можете это распределять. Но на ноябрь на счету по заработной плате было 129 тысяч. Чем платить за ноябрь, чем платить за декабрь? Было постановление 26 мая Кабинета Министров о том, чтобы повысить оклад. Мы же не против. Есть закон — выполняйте. Но без решения (сессии – ред.) стали платить, интенсивность, премия повысилась. С этим вопросом мы разобрались. Честно говоря, так не поступают. К нам за этот период обращались люди — онкобольные, обращались АТОшники на операцию, нам всегда говорили, что у нас нет денег. У нас сегодня существует очень много проблем. Сегодня в горводоканале есть десятки людей, которые потеряли свой пенсионный стаж из-за того, что им не выплачивался налог в пенсионный фонд. Сегодня перерасход по заработной плате составил 3 с чем-то миллиона гривен из них аппарат управления исполкома, финотдел и управление социальной защиты — 2 с чем-то миллиона. Если взять управление культуры, то на них было запланировано 800 с чем-то тысяч, а они еще 120 тысяч возвратили. Они не стали себе делать премии. Управление образования — там 42 тысячи перерасход, управление ЖКХ — 340 тысяч. А главные деньги осели в аппарате управления. Вы поймите правильно. Дело в том, что Первомайск — дотационный город, если громада собирает средства, то она обязана в первую очередь давать на социальные вопросы. Но, если у нас было 3 миллиона, ну можно было дать 500 тысяч на горисполком, я ж не против, и депутаты не против, но когда 3 миллиона осели только на зарплату, то извините меня, пожалуйста. Мы не даем онкобольным, мы не даем АТОшникам, мы не даем медикам. И возникает вопрос, а для чего мы так делаем. Можно задать вопрос, какая средняя заработная плата в Первомайске? Около 4 тысяч, почему управленец в исполкоме может получать приличную зарплату в 20 тысяч, плюс оздоровительные? Ведь суммы доходили до 50 тысяч с оздоровительными и отпускными. У меня есть все данные, я не хочу озвучивать. Самое главное в этом вопросе, что молодые специалисты сегодня сидят на голых окладах 3200. Если бы я был мэром города, я бы был за то, чтобы ко мне шла молодежь. Чем их заинтересовать? Если есть в бюджете, то дайте им, чтобы молодежь удержать, а у нас так — платилось отдельной кучке людей, им платились премии, надбавки и все, как положено.

— Эта «кучка» зависела от близости к мэру Дромашко?

— Да. Это замы, это начальники управлений, те приближенные люди. А рядовым давалось по 10%. В этом есть справедливость? Конечно же, нет.

— По поводу ситуации в самом депутатском корпусе. Мы видим не только конфликт между мэром и депутатами, но и между самими депутатами. Как, по вашему мнению, возможно наладить эти взаимоотношения?

— Действительно, депутатский корпус, который пришел, который избрал народ, в нем нет большинства. Так проголосовала громада. Никто не знал, что зайдут ребята из «Свободы», еще откуда-то. Никто не думал, что «Нова держава» зайдет, что «Наш край» появится. Поэтому исторически сложилось, что нужно было договариваться. Изначально мы заявили мэру: «Людмила Григорьевна, коль сегодня зашли депутаты 8-9 человек, давайте разделим власть и будем нести ответственность каждый по себе. Одно направление возьмет БПП, то есть разделили бы власть и несли ответственность». У мэра был бы подход, она бы сказала: «Вы брались, вот и работайте». Но у нас изначально диалога не получилось, Людмила Григорьевна сразу привела свою (команду – ред.). «Наш край» в основном, все сели в должности. Поэтому начался конфликт. Конфликт продолжался, были ситуативные объединения. Еще в том году перед бюджетом решили, что как-то нужно решать вопросы и голосовать. Мы создали «Группу развития», которая работала до последнего времени, до конца 2017 года.

— Сейчас эта группа не работает? Почему?

— Многие депутаты действительно не могли найти себе работу, пытались попроситься у мэра города. Есть вакантные должности, можно решить вопрос. Например, было предложение, есть должность директора коммунального предприятия типография, он уже пенсионер и уходил на пенсию. Туда просился депутат Мамотенко, он ходил, что-то там стажировался, но в итоге его на работу не взяли. Просилась депутат от «Оппозиционного блока» на должность директора парка, был конкурс проведен, в связи с тем, что у нее нет стажа 3 года, есть такие условия. Хотя я не знаю, где у молодого специалиста могут появиться 3 года стажа. Тоже ее не взяли и так по ряду депутатов, взаимопонимания не получилось. Кто пошел в такси работать, были и такие. Поэтому они стали разбегаться, их это не интересовало. В итоге группа «Развитие» стала разбегаться. Мы приняли бюджет на 2018 год, голосовали первые вопросы уже 28 декабря. Целый день была сессия. Почти все вопросы были приняты. Но потом пошел скандал, и сессия перенеслась на 29 число. Оставалось два вопроса – это вопрос заработной платы и вопрос сокращения аппарата, а именно должности зама мэра, я еще на первой сессии говорил, что такой должности не должно быть. У нас существует зам, который чисто промежуточный, они (замы мэра – ред.) не несут никакой ответственности.

— Это вы о Светлане Свидерко?

— Свидерко. Они (замы – ред.) промежуточные. Есть начальник управления, у него есть подчиненные. Он отвечает за бюджет, за принятие решений. Зам зачем? А сегодня, если посмотреть зарплату одного зама, то это экономия порядка 300 тысяч гривен в год. Это рационально? Когда я звонил в город Борисполь, где порядка 60 тысяч населения, у них работает порядка 67 человек работников исполкома. У нас 130 с чем-то. За что их содержать? Сегодня напрашивается решение, что зарабатывает громада, нужно платить чиновникам.

— Как вы оцениваете работу всех вице-мэров?

— По Свидерко я принял решение. Я давно говорил. Еще в той каденции мы ставили вопрос об освобождении ее от занимаемой должности. Проголосовали все депутаты. На первом заседании, когда утверждали замов, я лично Людмиле Григорьевне сказал, что нам такой зам не нужен. Я всегда шел по пути сокращения. Почему? Потому что любой чиновник, находясь на работе, если не занят, то он занимается ерундой. А у нас на такой город 5 замов. Нужны ли они нам? Нет, конечно, не нужны. Промежуточные замы, которые не нужны в горсовете. Кто отрабатывает (вопрос, — ред)? Не зам, а управление отрабатывает, поэтому они (замы, — ред) не нужны. Зам по здравоохранению не нужен, потому что есть начальники управлений, которым подчинены тысячи людей. Что решает заммэра? Что он может курировать? Смысла нет. Кукуруза как первый зам, он обязан быть. Я всегда говорил, на первого зама (были возложены – ред.) вопросы ЖКХ и земля, чтобы это все было в комплексе. Раньше так и было, а потом в 2010 году появилось почему-то 5 замов. Меня и тогда это не устраивало, но я тогда не мог принять решение, потому что тогда была «Партия регионов». Тогда у мэра было 30 с чем-то человек и 1 голос Мосякина ничего не решал. Я всегда выступал и на фракциях против Людмилы Григорьевны по некоторым вопросам. Сегодня другое время. У нас в городском совете есть консерватизм. Устоялись и сидим, у нас нет реальных вопросов… некоторые мэры сидят в Киеве неделями, что-то просят, ждут. Я задал вопрос Людмиле Григорьевне: «Почему вы не сделали ни одного обращения на губернатора? Проблем-то полно». А она: «Все равно не дадут». «Та вы хоть пишите, стучаться то нужно». У нас сегодня можно сделать какой-то отдел по контролю за коррупцией, за распределение средств. Тогда это все будет прозрачно. У нас такого нет, главное, чтобы было все тихо. А тихо не бывает, не то время уже сегодня, мы сегодня не может быть тихо. Меня многое не устраивает. Людмила Григорьевна думает по-своему, почему? Потому что долго работала на заводе и знает, что такое директор, кулаком ударит, так и будет.

— Не планируете ли продолжить начатое и дальше проводить оптимизацию в городском совете, чтобы убрать всех «лишних» замов?

— Я думаю, что у нас будет серьезная сессия, мы будем делать отчет контрольной комиссии по заработной плате. Мы разговаривали с депутатами о том, что нужна рекомендация и изучить каждый отдел и провести сокращение на 20-30%. Я не вижу необходимости, чтобы у нас в исполкоме на такое количество населения, был такой аппарат. Я готов, чтобы они получали по 20-30 тысяч, но чтобы они делали работу, фонд зарплаты будет нормальный. Любой руководитель понимает, что тот отдел работает, значит, его нужно усилить, а некоторые отделы в 8:00 пришли, звоночек прозвенел и в 17:00 ушли и никакой ответственности. Поэтому по сокращению мы будем настаивать, а будут ли уходить замы… Название «зам» тоже играет большую роль в получении заработной платы. У нас есть зам по социальному отделу, а раньше это был начальник управления. Я думаю, сокращения будут, депутаты будут настаивать, а кого и как – это пусть внутри уже посчитают.

— Как вы уже ранее говорили, Людмила Дромашко пришла со своей командой. Кто-то из депутатов сказал, что власть в Первомайске узурпировал «Наш край». Вы так тоже считаете?

— Я не сказал, что узурпировал, но все должности, которые были розданы городским главой, они все входили в «Наш край», то есть это члены партии «Наш край». Никого не было взято (из других партий – ред.). Единственное, у нас секретарь горсовета подала в отставку. Мы долго совещались, кого избрать, потому что работать секретарем горсовета не просто, это еще нужно и объединять депутатов.

— Секретарем избрали представителя вашей фракции «Оппозиционный блок» Сергея Бондарчука. Как вы оцениваете его работу?

— Как секретарь горсовета он многое делает. Единственный недостаток у него — он не до конца может работать с депутатами. Юридические вопросы он подготовит, потому что он юрист. По политической части он меня не устраивает, потому что он принимает решения вопреки голосованию нашей фракции. У меня был с ним диалог, но он говорит: «Я работаю в другой сфере. В сфере управления. Я не могу, пообщаясь с людьми, против них голосовать».

— Вы как лидер «Оппоблока» в Первомайске можете на него повлиять?

— Я не могу влиять, я могу проявить жесткость. Я не могу, как делается в облсовете, раз и из фракции выгнали. Может человек сам к чему-то придет. Я не принимаю кардинальных решений и не заставляю его: «Так, если ты сегодня не будешь голосовать, то мы тебя завтра снимем и будем инициировать отставку как секретаря городского совета». Такие вопросы мы не делаем. Каждый человек думает по-своему, сегодня думает одно, а завтра другое. Навязывать свое мнение, у меня такой практики нет. Я разговаривал с ним: «Сергеевич, ну что это? Вы голосуете так, а я так».

— 15 января депутаты собрались на внеочередное заседание сессии, но оно не состоялось. Тогда от ряда депутатов прозвучала такая фраза «в горсовет зашли деньги». Вы как депутат со стажем можете объяснить, о чем шла речь?

— Вы знаете, это все слухи. При первом голосовании, когда утверждали заместителей, кого-то еще, то действительно говорили, что кому-то что-то платили за то, чтобы назначить на должность. Голосов было впритык. Одна группа 18, другая 19. Да, говорил депутат, наш коллега, что зашли деньги. Но это все слова. За решения, которые выносятся на сессию, в принципе на сегодня, я не видел и не слышал, чтобы кто-то платил. А слухи, конечно, ходят, изначально эти слухи ходили. Я один из первых сказал, что в депутатский корпус зашли деньги, еще на первой сессии, это я лично говорил. А потом подхватили эту фразу.

— То есть вы не знаете, что какие-то деньги зашли в городской совет?

— Какие деньги могут в горсовет зайти?

— Депутатов покупают?

— Нет, такого нет.

— Мы сейчас видим, что в области идет давление на партию «Оппоблок». Вы, будучи в Первомайске, чувствуете какое-то давление со стороны власти, правоохранительных органов, губернатора, областного совета?

— Я в областном совете не бываю. С частью депутатов я знаком, я абсолютно эти вопросы не веду. Что касается Первомайска, я вам официально заявляю, что за все годы, находясь в «Оппоблоке» или депутатом городского совета, я никогда никаких давлений на себе не ощущал ни от кого: ни от губернатора, ни от милиции, ни от полиции. Такого в Первомайске нет. Не только по «Оппоблоку», но и по другим политическим партиям.

— Как мы знаем, в Николаевском областном совете интересы Первомайска представляют депутаты от «Оппозиционного блока» Евгений Вовненко и Андрей Головчанский. Как вы оцениваете их работу?

— Я знаю, что в этом году они действительно помогли школам. Чтобы сегодня говорить реально, если было бы у меня большинство (в депутатском корпусе – ред.), то вопросы решались бы в Первомайске. Сегодня в Первомайске много проблем. Самая больная проблема горводоканал, который сегодня дошел… За все годы вливаний не было. Эта политическая спекуляция на тарифах. Они могли бы много порешать. Но сегодня я знаю об их инициативах по программе реконструкции очистных. А вообще в областном совете сложно работать. Во-первых, большое расстояние, это не наездишь. Местные николаевские депутаты больше решают, для этого нужны встречи, выходить с предложениями. В областной совет из Первомайска зашел один я. Но в свое время я отказался от депутатства, имея своих здесь 7 депутатов, которые зашли в горсовет, я отказался и после этого зашли Головчанский, и после смерти Зиброва зашел Вовненко. Молодые ребята, они зашли в областной совет, некоторые там волки уже работают. Я смотрю, что они все больше и больше налаживают диалог и встречаются, и заходят в администрацию.

— Между вами как подчиненным и мэром никаких разногласий нет?

— У меня не было никогда разногласий, я руковожу одним из тех предприятий, которые не имеют ни копейки задолженности. Я выплачиваю полностью всю заработную плату, пенсионные.

— На одной из сессий вы сказали: «Людмила Григорьевна, вы в 2015 году говорили, что вы со мной не будете здороваться. Жизнь заставила?». Она вам ничего не ответила. Что вы имели в виду?

— Когда начинались первые сессии и формировался исполнительный комитет, я тогда выступал и говорил, делать нужно так, предлагал власть разделить – это сугубо обязанности разделить. Тогда Людмила Григорьевна мне с трибуны заявляла: «Я со всеми могу общаться, а с вами разговаривать не буду». Я ей сказал тогда: «Людмила Григорьевна, вам придется разговаривать, не то время». И мы разговаривали нормально. Чисто обиды никакой у меня нет, у нее, может, есть обида.

— Может из-за того, что она ушла в «Наш край»?

— Если окунуться в эту политику, то она действительно еще до выборов говорила, что я досиживаю и все. Я узнал уже в августе месяце, когда начался избирательный процесс, что Людмила Григорьевна пошла в «Наш край», возглавляет партию и идет в мэры. Я не знал этого, хотя мы же все были в «Партии регионов». То есть в «Наш край» ушли почти все из «Партии регионов» Первомайска. У меня никого нет, только одна женщина, которая была в «Партии регионов», а остальные молодежь. Я с нуля начинал формировать свою избирательную кампанию. Но осадок остался, можно было бы и сказать, что идет (в мэры от «Нашего края» — ред.). А с другой стороны, пошла, ну и пошла, выиграла, ну и выиграла.

— Кого вы видите следующим мэром?

— Я пока себя не представляю мэром, потому что у меня нет такого желания и амбиций возглавить город. Почему? Скажу вам честно, мне уже 55 лет, и я привык быть более свободным. Здесь не так все просто, исходя из того, что сегодня такая политическая обстановка в стране. Неизвестно, как зайдут и какие депутаты. Хорошо, если зайдут ваши единомышленники, и вы тогда принимаете решения, а если зайдет разная публика, как вы с ними договоритесь? Хотя всегда нужно договариваться. На сегодня я не могу сказать, кто, что и как.

— Спасибо!

Комментарии

комментарии

6 Комментариев

  1. Неравнодушный

    Февраль 7, 2018 at 6:11 пп

    Отдел по контролю за коррупцией)))))!!!! А кто возглавит??????

    • Неравнодушный

      Февраль 7, 2018 at 6:12 пп

      Отдел по контролю за коррупцией)))))

  2. Прапорщик Петренко

    Февраль 8, 2018 at 10:33 дп

    «Если у вас была ставка 120 человек….».
    І що от ця фраза означає ? Що то за таке «ставка 120 чєловєк ???
    Бредня якась чи якіїсь новітності у лінгво-грамато-сленговісті.

    Ну а висловлення В.Мосякіна щодо його думки про перейменування міста на історичну назву: «Здесь в первую очередь необходимо спросить громаду. Если громада согласится на переименование города, то я, как житель города, не против» не є новітньою.

    Тому, що ті г р о м а д с ь к і думки — це, сама що не є, натуральна фуфла.
    За громадську думку у нас давно вже видається те, що проштовхує влада від самого її Верху до низу, який готовий на догоду тимчасовикам прийдешнім і різні способи до влади виконувати її будь-які забаганки.
    Неодноразово у нас під «ухвалення з боку громадських думок» (таких жє самих «одноголосних», «об’єктивних») встановлювались здирницькі тарифи на комунальні послуги, особливо щодо напування людей «кристально-чистою» питною водою та очищенням «до стану питних вод» каналізаційних стоків, з обслуговування житлового фонду, ремонту міських вулиць та доріг, їх нічного освітлення.

    Та навіть з урахуванням мабуть «громадської думки» сприймались місцевою владою беззаперечно, вівцепокірно рекетриські ПСевдо — політичні наїзди місцевих авантюристських мікрогромадок з розвішування недержавних полотняних експонатів на флагштоках державних установ, розмальвування мостів у «державні кольори», факельного марширування ночами з освітлюваннями нового шляху руху країни у поки що — НІКУДИ.
    Слава Богу, що ті ходоняки, поки що аматори політактори, не додумались бібліотеки попалити.

    А загалом, поки що, все нормально: «Бобик ще живий, ще не здох, не об’ївся конини и кобила жива, товаришу полковник».

  3. Алевтина

    Февраль 8, 2018 at 3:26 пп

    Мосякин объяснил все правильно, может, не совсем четко он может высказать свою мысль, но насчет раздутого штата исполкома и зарплат — он прав на все 100%. И на счет промежуточных замов, которые ни за что фактически не отвечают ( стрелочники же всегда найдутся!) тоже. Позиция его правильная.

  4. Глушко страшко

    Февраль 9, 2018 at 10:30 пп

    Кто возглавит? Конечно, Свидерко)))))

  5. Вова Цихоня

    Февраль 12, 2018 at 8:47 пп

    Брэхло москальске, три тут не з 1987 року , а раніше, це по-перше, а по-друге, розкажи скільки ти, морда сепаратиська, платиш своім робітникам найманим і скільки на москальщину кожен місяць никаєшь,сволота, шоб тебе волки томбовські зжерли на полюванні

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости Первомайска