Блоги

Новоодесские бизнесмены Стефанчишины продолжают судиться за наследство: сменился уже третий судья

2.4K

В Новоодесском районном суде продолжается рассмотрение иска местной жительницы Ирины Стефанчишиной к пасынку Роману, директору ООО «Фанчи-Инвест» с требованием признать недействительным договор о разделе наследственного имущества. Дело рассматривает уже третья судья Олеся Деминская. Об этом сообщает корреспондент интернет-издания «Новая Одесса. Инфо».

Как стало известно в суде, после смерти Владимира Стефанчишина 10 января 2014 года между наследниками – его сыном Романом, дочерью Иванной, сыном Владимиром и супругой Ириной — был заключен договор о разделе наследственного имущества. Впрочем, в суде 12 июля Ирина Стефанчишина заявила, что договор о разделе наследства был составлен обманным путем, на невыгодных для нее условиях. Кроме этого, были нарушены права несовершеннолетней дочери Иванны.

Адвокат истца Светлана Нетидова отметила, что Стефанчишиной после смерти мужа, согласно законодательству, принадлежала ½ часть имущества, нажитого в браке. Несмотря на это, согласно договору от 16 сентября 2015 года, речь шла о разделе между наследниками даже той части имущества, которая принадлежит только Ирине.

«Между наследниками была распределена, в том числе та часть имущества, которая по закону принадлежит жене умершего», — сказала адвокат.

Нетидова подчеркнула, что сделка  заключалась на невыгодных для Стефанчишиной условиях.

«Оценка всего имущества составила 10 млн 219 тыс. грн. Более 5 млн грн фактически уже были собственностью истца, а остальные 5 млн грн уже должны были распределяться между наследниками, в том числе и между Ириной. В целом, она должна была получить имущества не менее чем на 6,5 млн грн. В то же время она получила имущества на сумму 4  млн 127 тыс. грн», — акцентировала адвокат.

Также во время распределения имущества был нарушен принцип равенства долей наследников.

«По условиям договора, Роман Стефанчишин получил имущества на 4 млн 80 тыс. грн, Ирина – 4 млн 172 тыс. грн, малолетняя Стефанчишина Иванна должна была получить на 2 млн 309 тыс. грн, а несовершеннолетний Владимир – 2 млн 278 тыс. грн, то есть доли наследников неравные», — добавила адвокат.

Защитница отметила, что для изменения долей детей необходимо было разрешение от органов опеки, но его не было. Также Нетидова акцентировала, что при разделе фактически произошло отчуждение имущества у несовершеннолетней дочери Иванны.

«В нашем случае получилось так, что Роман Стефанчишин получил 7 позиций, Ирина Стефанчишина – 10, а малолетние дети фактически получили по одной позиции и компенсацию. Компенсация не может подменять имущество, которое является их наследством, она может только заменить разницу в стоимости имущества. Иванне Стефанчишиной не досталось ни одного объекта недвижимости, а только деньги. Фактически в отношении нее (Иванны – ред.) произошло отчуждение имущества, а не его деление, что противоречит действующему законодательству Украины», — подчеркнула адвокат Ирины Стефанчишиной.

Нетидова  отметила, что в отзыве на исковое заявление Ирины Роман Стефанчишин не отрицает наличие смешанного договора, который включает элементы отчуждения имущества, обмена. По ее словам, скрывая данные сделки — отчуждение имущества, его обмен под видом договора о деление наследства стороны уклонились от уплаты налогов и это в дальнейшем может плохо для них обернуться.

«Данным договором, когда были скрыты отчуждение имущества, его обмен, стороны уклонились от уплаты налогов. Только наследование наследниками первой очереди происходит по нулевой ставке, остальное – отчуждение, обмен – должно было облагаться по установленным Налоговым кодексом ставкам. Может, из-за этого в дальнейшем будут негативные последствия для всех сторон, которые заключили договор», — подчеркнула она.

Было также отмечено стороной обвинения, что при заключении договора учитывалась стоимость имущества на время его приобретения, а не на день открытия наследства, поэтому права детей, которым выплачивалась компенсация, были нарушены. Ведь со временем состояние имущества могло улучшиться, а его стоимость существенно увеличиться ввиду инфляции.

Ирина Стефанчишина также добавила, что активы предприятий, которые по договору, перешли к ней, оказались пустыми.

«Хочу поддержать своего защитника. Этот договор был составлен обманным путем.  Моя несовершеннолетняя дочь тоже пострадала, так как этот договор противоречит ее интересам. То, что я получила, — только на бумаге. Фирма ООО  «Волис-трейд»  была «опустошенной», оборудование ООО «Волис-инвест» продано фирме «Фанчи» (ООО «Фанчи-Инвест», которой руководит Роман Стефанчишин – ред.). В колхозе Новогригорьевском у меня доля 50%, но там тоже уже все перерегистрировано, разграблено. В итоге, я вступила в эту бумажку (показывает на лист бумаги – ред.) – все, что я получила в наследство, и маленькую долю. Прошу поддержать наш иск», — подчеркнула Стефанчишина.

В свою очередь представитель ответчика Дубровный (сам Роман Стефанчишин в суд не явился) заявил, что имущество было разделено между наследниками по обоюдному согласию.

«Согласно ч. 1 ст 1267 Гражданского кодекса, доли в наследстве каждого из наследников равные. Согласно ч. 3 этой же статьи, наследники в рамках письменного договора, заверенного нотариусом, если это касается недвижимости и транспортных средств, могут изменить размер доли в наследстве кого-то из них. Ч. 1 ст. 1278 Гражданского кодекса установлено, что доли каждого из наследников являются равными, если наследодатель в завещании сам не распределил наследство между ними. Однако наследники имеют право самостоятельно распределить наследство в удобный для себя способ по обоюдному согласию. Стороны по обоюдному согласию договорились распределить как наследственное имущество, так и совместную собственность на выгодные для себя доли», — сказал адвокат Романа Стефанчишина.

Вместе с тем Дубровный добавил, что сторона обвинения не довела наличие умысла ответчика и обмана. Также он заверил, что Иванна получила денежную компенсацию, о чем свидетельствуют подписи под договором о разделе наследственного имущества, и расписка Ирины Стефанчишиной от 30 марта 2015 года.

«По условиям договора Иванна Стефанчишина получила денежную компенсацию, которая в два раза превышает размер установленной обязательной доли всего наследственного имущества», — отметил он.

В судебном заседании Нетидова спросила у представителя Романа Стефанчишина, какими актами предусмотрено, что при разделе наследственное имущество полностью может быть заменено компенсацией. Также она поинтересовалась, известно ли ему, где и когда Иванна получила денежную компенсацию от Романа.

Затем судья огласила перерыв, назначив следующее заседание на 28 августа.

Отметим, что данное дело рассматривается уже третьим составом суда. В частности, в связи с увольнением судьи Итрина в отставку, удовлетворениям заявления судьи Валерии Баранкевич о самоотводе, дело было передано на повторное распределение автоматизированной системой документооборота и передано в производство судьи Олесе Деминской.

Далее судья Деминская перешла к рассмотрению иска Романа Стефанчишина о взыскании с мачехи Ирины долга в 1,3 млн грн.

Самого Романа Стефанчишина в суде не было. Его интересы представляла Кристина Дяченко. В свою очередь отстаивал права Ирины Стефанчишиной Виталий Павловский.

1 Комментарий

  1. Натаріус

    Август 1, 2018 at 10:43 дп

    Найкращий варіант для судящихся — це почитати в інтернеті закони про спадщину, хоча б спочатку самим у всьому, наскільки можливо розібратись, переконатися в законом визначених перспективах та можливих підсумкових щодо предмету спору.
    Та у тому ж суді прийти до реальної законами обумовленної мирової угоди, бо судитись можуть десятиріччями, а спадщина прийде у непотріб та лахміття — майно, та у макулатуру — гроші, у тому числі й валюта.
    А так поки адвокатам будуть йти постійні гонорами (з обох чи трьох спорящих сторін), суддям теж морока, сміливим з них — можливо незаконні винагороди.

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости Первомайска