Блоги 09 августа 2019

«Чтобы стабилизировать водоканал, нужно около десяти лет» – Дмитрий Малишевский

Интервью с директором Первомайского водоканала

Прошедшие выборы – президентские и парламентские – отодвинули на задний план пертурбации, связанные с нашим горводоканалом. А еще – очередное повышение тарифов. Попытки депутатов горсовета обсудить ситуацию, в основном, скатывались в шельмование руководства предприятия и своих политических противников. На выходе – максимум эмоций и минимум конструктивизма.

Мы тоже попытались разобраться, что происходит сегодня с горводоканалом и отправились к его директору Дмитрию Малишевскому, чтобы получить ответы на вопросы, которые, в том числе, задавали нам читатели.

– Дмитрий Петрович, несколько месяцев назад в городе создан новый водоканал, который пока не работает. Как долго продлится эта ситуация?

– В 2018 году горсовет принял решение о создании нового КП. Сейчас идет процедура оформления документов: лицензии, разрешительные документы, база для перевода абонентов. В июне на сессии горсовета было принято решение о ликвидации КП «Первомайский горводоканал». А сейчас проводится увольнение работников и принятие их в штат нового предприятия. И только после процедуры увольнения и принятия их на работу в новое предприятие, а также после погашения долгов по заработной плате и по пенсионным взносам, начнется процедура ликвидации старого предприятия. Это не так быстро происходит, поэтому старое предприятие еще какое-то время будет работать. Нужно оформить и передать производственные мощности, подготовить документы для архивации, а также в судебном порядке решить вопрос с пенсионным обеспечением наших работников.

– То есть, вы будете судиться с Пенсионным фондом?

– Да. За многие годы своего существования горводоканал то платил, то не платил пенсионные взносы за своих работников. Возникла задолженность, на которую по нашим законам начисляют пеню и штрафные санкции. Задолженность у нас не большая, в общем-то, но штрафные санкции огромные, и они не дают ее погасить, потому что нам начислены просто нереальные суммы штрафа. И опять же, законом оговорено, что сначала предприятие гасит штраф, а потом только ПФ засчитывает страховые взносы на работников. И мы тут ничего не можем сделать. Но если в суд обратится работник предприятия, то у него есть шанс восстановить свой страховой стаж. И у нас уже 10 работников при нашей поддержке через суд добились зачисления средств на свои персонифицированные счета. Мы год судились, но своего добились. Теперь мы это сделаем в отношении всех 340 работников водоканала. Сейчас, после увольнения работников со старого предприятия будет зафиксирована сумма их взносов, и после подготовки документов мы обратимся с коллективным иском в суд.

– На сессии горсовета вы упоминали об увольнении контролеров, которых уже не возьмут в штат нового предприятия…

– К сожалению, у нас не все контролеры показали, что они могут хорошо выполнять свои обязанности. Некоторые позволяли себе только обходить тех абонентов, которые им давали деньги за использованную воду и таким образом собирать себе зарплату. К другим абонентам они не ходили,  с должниками разъяснительную работу не вели. А у них план, который мог выполняться только на 10%. Вот тех, кто не выполнял план, мы сократили.

– Почему проблема получения зарплаты путем собирания денег с абонентов непреходящая?

– В ситуации этой, прежде всего, виновато государство. Наши тарифы до недавнего времени утверждала НКРЭ. Мы отдавали им свои расчеты, они утверждали, но по своим расчетам. То есть, нашу цифру урезали, чуть ли не вдвое и обещали оплачивать предприятию межтарифную разницу. На сегодня государство нам должно 31 миллион гривен межтарифной разницы. Все это официально договорено и подтверждено документами с мокрыми печатями. Но деньги они нам не отдают до сих пор. А вот население нам платит, пусть и несвоевременно, но деньги поступают. Однако по нашим долгам работает исполнительная служба, которая арестовывает счета. И водоканал бегал со своими счетами из банка в банк, пока банки в Первомайске не закончились. Но люди должны получать зарплату. Вот и возникла практика: работники идут по своим знакомым, берут у них абонентские книжки с оплатой за воду, несут в кассу и сразу же забирают себе в счет зарплаты. Это была вынужденная мера, потому что предприятию выгоднее, чтобы платежи приходили на счет, а потом оттуда выплачивались, в том числе и на зарплату. А так деньги вроде бы через кассу прошли, но в кассе денег – ноль. И про это знают все – и в городе, и в области, и в Украине.

Но НКРЭ в мае 2017 года передала полномочия утверждать тарифы на воду в населенных пунктах с численностью населения менее 100 тысяч человек органам местного самоуправления. И если нам здесь утвердят необоснованные тарифы, то в критической ситуации будет виновата местная власть. А критической она может стать в любую минуту, потому что стоимость электроэнергии выросла, а государство с 1 января отменило так называемый ночной тариф, благодаря которому водоканал как-то выживал, потому что вместо 3,4 гривны платил за киловатт 92 копейки. А теперь мы ежемесячно платим 1,8 миллиона гривен за электроэнергию, тогда как в прошлом году в пределах 700-800 тысяч гривен…

– Кстати, о тарифах. Они ведь опять повышены.

– Да. По-другому просто не получится. Не нужно кивать на Киев, где вода стоит 9 гривен за куб. Там плотность населения другая, там больше абонентов и все это снижает себестоимость услуги. В Вознесенске скважины, а у нас три поверхностных водозабора. Мы поднимаем воду из реки на высоту более 100 метров и тратим на это до 700 тысяч кВт ежемесячно. Воду нужно очищать, потому что она не артезианская. Наши затраты несопоставимы с Николаевом, где вода самотеком идет по трубе из Днепра или с Уманью, где вода тоже попадает в город извне по наклонной трубе, или с Вознесенском, где воду очищать не надо. Затраты на подачу воды у всех водоканалов разные, и тарифы в каждом городе свои, индивидуальные.

На величину тарифа влияет наличие промышленных предприятий. У нас в городе остался лишь один крупный потребитель – МКК. А раньше, сколько их было? Мощности водозабора на Грензаводе рассчитаны были для обеспечения водой мясокомбината, который являлся самым крупным нашим потребителем. Если бы мясокомбинат работал до сих пор, население платило бы копейки, потому что все затраты покрывало это предприятие. Второй водозабор был рассчитан на обеспечение водой воинской части, которая тоже являлась крупным потребителем воды. Третий водозабор обеспечивал водой сахарный завод и МКК. Сегодня нет мясокомбината, сахзавода, воинской части, а все производственные мощности водоканала остались и были распределены на население, которое сегодня платит за все.

– Есть ли инвестиционная составляющая в новых тарифах?

– Нет. На сегодня водоканал работает, как пожарная команда. Мы только латаем порывы. Если закладывать инвестиционную составляющую в тариф, то он будет не 19 гривен, а 50 гривен. Насос сегодня стоит 350 тысяч гривен, а энергоэффективная насосная станция – до 1 миллиона гривен. Предприятию необходима реконструкция, переоснащение, потому что основные водопроводные трубы прокладывались в период с 1956 до 1975 года. Они изношены, потому что вода является средой агрессивной. Запас прочности водоканала составляет не более 5 лет. Поэтому я просил депутатов: объявите 2019 год или 2020 год – годом водоканала. Депутаты могли бы отдать на водоканал свои депутатские деньги – 3,6 миллиона гривен и приобрести нам три такие насосных станции, у которых насосы потребляют втрое меньше электроэнергии или дизель-генераторные установки нашего «Первомайскдизельмаша», чтобы мы не были зависимы от Облэнерго, которое зачастую «выкручивает» нам руки, требуя предоплату. В Каменец-Подольском на водоканале стоят 11 наших дизель-генераторов и еще 4 заказано. Там власть распорядилась так, и деньги выделила. А у нас предпочитают вкладываться в детские площадки, которых уже столько понастроено, что девать некуда. Но если в жару в квартире не будет воды, то и площадки не очень-то обрадуют. Сегодня, к сожалению, у депутатов только политика впереди, и строится она, в основном, на критике водоканала.

– А как вы относитесь к идее передачи водоканала в частные руки?

– Если бы мне предложили, я бы его не взял. Чтобы водоканал довести до приемлемого состояния нужен миллиард гривен. Кто-нибудь представляет себе, что значит поменять все трубы в городе? Как это все вырыть, не повредив подземных коммуникаций, которые у нас прокладывались абы как, и никто доподлинно не знает, где именно все это проложено? Куда девать транспортный поток, если, к примеру, работы будут вестись на Одесской или Киевской? И на обычных улицах тоже будет коллапс, потому что до окончания земляных работ туда не сможет подъехать никто, включая «скорую помощь» и пожарных. При этом мы уничтожим все городские дороги. То есть, капиталовложения должны быть громадные, чтобы менять и восстанавливать. Такие затраты по силам только государству.

А мы своими силами можем только трубы латать, и то нам ремонт порыва на магистральном трубопроводе обходится в 100 тысяч гривен. Рвануло – 100 тысяч! В прошлом году мы туда «зарыли» 800 тысяч гривен. У нас есть знаменитая улица Полевая, где рвет через день. Каждый наш выезд туда стоит около 10 тысяч гривен. В прошлом году я просил депутатов выделить хотя бы на покупку трубы для Полевой, а мы уже поставим ее своими силами и за свой счет. Но денег никто не дал, зато только и разговоров о порывах на Полевой. Но проблему-то все равно нужно решать. А взять эти деньги с людей я тоже не могу, я же не сумасшедший и понимаю, что наши люди не будут платить по 50 гривен за куб воды. Поэтому нужно предусматривать деньги в местном бюджете для включения резервуаров воды на Фрегате, на замену водопровода на Полевой и так далее, и добиться, чтобы у людей всегда была вода. В таком случае она качественная. А если порывы каждый день, то в трубы попадает грязь, и о качестве тогда не может быть и речи.

Нам технику надо менять, потому что нам ее не хватает, чтобы создать вторую ремонтную бригаду. У нас 16-17 порывов в день, но при наших возможностях мы можем ликвидировать лишь 4 порыва. Нет техники для второй бригады, поэтому мы старую технику ремонтируем и восстанавливаем, но на это тоже нужны средства.

– Кто должен восстанавливать дорожное покрытие после порывов?

– В нашем тарифе на воду расходы на восстановление дорожного покрытия не заложены. Эти должно заниматься управление ЖКХ. Если этим будет заниматься водоканал, то нам нужно открывать дорожный отдел с асфальтовым катком и тому подобным.

– Задолженность абонентов перейдет в новое предприятие?

– Нет, нынешняя задолженность населения будет выплачиваться старому предприятию. Население должно порядка 6 миллионов гривен. Мы взыщем долги и погасим долги по заработной плате. Новому предприятию пока будут платить юридические лица.

– Почему в последние недели вода в кране имеет зеленоватый или желтоватый оттенок?

– Качество, как я уже говорил, напрямую зависит от стабильной подачи. Вот, к примеру, у нас порыв на Полевой. Весь микрорайон отключен. После устранения порыва подача возобновляется, но вода на коттеджах появляется только через 4 часа и еще час заполняет трубы на Коротченко. А пустая труба ржавеет. Кроме того, сейчас уровень воды упал, и в реке началось активное цветение водорослей. Мы обрабатываем ее хлором в максимально допустимых концентрациях, потому что хлор – это яд. Эта проблема характерна для концевых точек, где слабый проток воды. Мы, кстати, хотим уйти от жидкого хлора и использовать для обеззараживания воды гипохлорид. При строительстве резервуаров на Луначарского-Черняховского в проекте уже заложена установка по производству гипохлорида. По сути – это та же поваренная соль, и стоит он во много раз дешевле, чем хлор.

А вообще, чтобы водоканал стабилизировать, нужно около десяти лет. Если мы за это время сумеем заменить автопарк, проложить новую трубу на Полевой, подключить резервуары на Каменномостовской, приобрести энрегоэффективные насосы и установку для производства гипохлорида, которая стоит 150 тысяч евро, то запас прочности нашего предприятия будет не 5, а 30 лет. И эту работу мы уже ведем.

Беседовала Наталья Заражевская

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самое комментируемое

To Top