Блоги

Итоги ревизии бюджета по управлениям культуры и образования

2.1K

Председатель комиссии Татья­на Плот­­никова сухо зачитала из ревизионного доклада все, что касалось образования и культуры. Напомним вкратце, что в управлении образования нарушений найдено на общую сумму 711,36 тысячи гривен, из которых 678,14 тысячи – потери бюджета, а в управлении культуры – нарушений на 104,41 тысячи гривен, из которых потери бюджета – 85,21 тысячи гривен.

Члены комиссии бесстрастно выслушали ревизионные “выжимки”, которые, судя по всему, для них вовсе не являлись откровением. Было предложено заслушать главбухов обоих управлений, которые должны рассказать, что и как будет устранено.

В управлении культуры, чьи нарушения составили 0,05 % от общей суммы освоенных бюджетных средств, устранено практически все, за исключением издержек от договора аренды с представителями мобильных операторов. Этот договор заключал еще “Завод “Фрегат”, а городские депутаты просто продлили его “на прежних условиях”. Операторы отказываются возмещать убытки управления, ссылаясь на решение горсовета, и позиция у них железобетонная. В остальном – все ладно и складно. Те, кто получил лишнее из бюджета, по собственному желанию возмещают убыток в бюджет, завышение стоимости выполненных работ возмещено, полставки сторожа возмещает назад сама начальник управления культуры, деньги за выслугу лет людям выплачены.

В образовании, где ущерб составил 0,28 % от общей суммы, то же самое. Наибольшая сумма убытков – более 300 тысяч гривен – возникла потому, что сессия утвердила увеличение штата кухонных работников, а фининс­пекция не приняла это обстоятельство к сведению. Люди по собственному желанию возмещают переплаченные средст­ва, скорректированы бюджетные расходы, уменьшены ставки кухонных работников, снижены расходы на выплату зарплаты. Что касается тендерных закупок, то расторгнуты 7 договоров по поставке продовольствия, проведен повторный тендер и заключены новые договоры.

У членов комиссии, в общем‑то, претензий к Наталье Олишевской не было. К Галине Остапенко у депутата Доценко возник скорее этический вопрос. Ему не понравилась выплата премии заместителю начальника управления образования, в то время как учителей отправляют в неоплачивае­мые отпуска. Г-жа Остапенко пояснила, что ставка у заместителя 1387 гривен, меньше только у технички – 1218 гривен, тогда как квалификационная категория у зама – наивысшая. В школе с такой квалификацией за 18 часов в неделю преподавателю полагается чуть ли не втрое больше…

Зато претензии к управлению образования в избытке имелись у взволнованной общественности – представителей общественных организаций “Народная рада” и “Правый сектор”. С ними был третий активист, который громко кричал и вел себя неадекватно. В итоге даже курирующий взволнованную общественность секретарь горсовета г-н Барский, видимо, признал, что это уже чересчур, и аккуратно вывел прекрасного в своей незамутненности активиста на свежий воздух.

Аркадий Питерман от “На­­род­ной рады” фининспекции не доверял. Он заявил, что всецело уверен: сумма убытков в управлении образования еще больше, и цифры в ревизии тоже не все. Кроме того, Аркадию Давыдовичу было крайне тревожно за так называемые родительские деньги. По его мнению, системе образования надо от них отказаться и искать спонсоров. Однако сам в качестве спонсора выступать категорически не согласился, ссылаясь на то, что из‑за “бандитской власти” он уже три года не у дел. И вообще, у “Народной рады” по этому вопросу наклюнулось только одно предложение: нужно немедленно уволить Галину Феликсовну, а не рассказывать здесь всякое… А то фининспекция сначала хотела уволить ее, а потом, якобы, что‑то перетерли между собой и замяли это дело. Г-н Питерман ни в какую не соглашался с тем, что ущерб можно возместить добровольно. Только суд, темница и хардкор!

Другой активист от общест­венной организации “Правый сектор” (не путать с политической партией!), представившийся Димой Погребнюком, оказался тем самым хлопчиком в очочках, который снимает фильму про наших чиновников при каждом удобном случае.

Дима сразу взял быка за рога и попытался рассказать о характере скрытой коррупции в управлении образования. Он упомянул, что к нему массово обращаются просто люди и работники системы образования в частности. На условии анонимности они жалуются на поборы. С несчаст­ных работников, например, собирают на покупку методической литературы. Действительно, зачем детсадовским работникам методическая литература? Чтобы растить патриотов, она не нужна. Или вот на подарки Галине Феликсовне тоже собирают… “Просто люди”, то есть родители, тем паче ревут и стогнут от больших вымогаемых сумм. Никакими документами или даже обычными письменными жалобами Дима не располагал, но, тем не менее, и он требовал уволить Галину Феликсовну, заявляя, что такой чиновник не нужен, ибо не облегчил он ничем жизнь работников школы.

Когда выяснилось, что Дима породил двух детей, которые посещают детский сад, и члены комиссии задали ему вопрос, типа, почему же он, такой активист, не восстал против поборов, Дима бесхитростно заявил, что как родитель он с поборами согласен и поборами их вовсе не считает. “Ведь это ж все для моих детей!” – вскричал раскрасневшийся активист. Получается, “просто людям” их собственные дети никуда не впирались, и опекаться ими должны не активисты “Правого сектора”, а служба по делам детей? Или имя жалующихся на прожорливое гороно, выклевывающее брешь в их семейном бюджете, было не легион? Или родительские деньги – это уже не козни сатаны?

Такой поворот сюжета, меняющий общую концепцию абсолютного зла родительских денег, явно не понравился г-ну Барскому, который, как уже упоминалось, чутко курировал озабоченную общественность. Он тут же перехватил инициативу и рассказал душераздирающую историю об одинокой матери, у которой так же, как и у Димы, есть двое малолетних детей, но она не располагает такими ресурсами, как Дима, и потому ничего не сдает, а в отместку ее детей травят все, кому не лень. Г-ну  Барскому за эту мизансцену хотелось рукоплескать, хотя члены комиссии почему‑то смотрели на него обреченно, как кролики на удава.

Далее г-н Барский с некоторым раздражением и нажимом в голосе спросил, собираются ли члены комиссии сейчас же выполнить волю народа и рекомендовать городскому совету уволить г-жу  Остапенко? Во времена темного тоталитарного прошлого это могло быть расценено как брутальное давление на депутатов, но в лучах нарождающейся молодой демократии отменного европейского пошиба действия секретаря выглядели отеческой заботой о неразумных чадах своих. “Неразумные чада”, однако, и далее вели себя, как недотепы, не понимающие, зачем здесь собрались. Хотя могли бы и сообразить, что к чему, и, наконец, освободить для наших нонешних горластых активистов привлекательное со всех точек зрения место, где осваиваются 252‑миллионные бюджеты…

Но председатель комиссии Татьяна Ивановна, вместо того, чтобы послушно выполнить волю Василия Васильевича и народа, начала рассказывать о том, что государство самоустранилось от проблем сферы образования, поэтому без родительских денег не обойтись. Чем привела г-на Барского в еще большее раздражение. Его следующая идея рвала шаблоны. Забыв, что буквально пять минут назад он с надрывом рассказывал о рыдающей матери двоих детей, которой не под силу заплатить в благотворительный фонд, г-н Барский предложил депутатам, чтобы те инициировали отмену бесплатного образования и медицины. И, стало быть, пресловутая рыдающая мать, которая сегодня из‑за бедности, или из принципа, или “включив дурака” еще может уклониться от уплаты денег, завтра, в случае реализации конгениальной идеи г-на Барского, будет поставлена перед выбором: плати или плоди неграмотность, так ведь?

А что?! Верной дорогой идут товарищи! Образование получают дети из состоятельных семей, все нищеброды автоматически отсекаются в какую‑нибудь церковно-приходскую школу, и вуаля! Впрочем, зачем вообще в Украине образование? Дурака учить – только портить. Самое лучшее – три класса ЦПШ для всех. За плату. А кто посостоятельнее – сможет и за границей своих отпрысков выучить. И никакой коррупции! Я бы рекомендовала включить пункт “обязательно добьюсь введения платного образования, медицины! Все – в ЦПШ!” в предвыборную программу г-на Барского, когда он вздумает баллотироваться на пост мэра. Я думаю, что 20 тысяч пенсионеров и родители 10 тысяч учащихся оценят его по достоинству. Победа будет оглушительной – к гадалке не ходи.

Но это дело недалекого будущего. А в настоящем оглушающей победы не случилось. На прось­бу председателя высказать свои рекомендации, депутаты высказали, но не было в их числе той, ради которой все это двухчасовое шоу и затевалось. Уяснив, что члены комиссии старательно обходят вопрос об увольнении начальника управления образования, секретарь горсовета совершенно разнервничался. Он намекал, что члены комиссии, будучи директорами школ, защищают Галину Феликсовну. А потом и вовсе взъярился, когда углядел в двух работницах сферы образования, которые смиренно ждали под дверьми кабинета рассмотрения плановых вопросов, чуть ли не группу поддержки Галины Феликсовны. Он ворвался назад в кабинет, требуя, чтобы ему немедленно доложили, кто они, где работают и вообще!!! Что Василий Васильевич хотел с ними сделать – неведомо, но, слава богу, обошлось без кольев и дыбы. Секретаря насилу успокоили и таки убедили, что эти женщины никого не защищают, их пригласили на заседание комиссии, чтобы поговорить о программе “Школьный автобус” и развитии внешкольного образования. Интересно, что бы ожидало бедолаг, вздумай они развернуть транспарантики, которыми обычно балуется наш непогрешимый общественный “Правый сектор”? Демократия – она такая демократия…

Короче говоря, выводы комиссии были следующими. Рекомендовать сессии горсовета рассмотреть возможность перезаключения договоров аренды в управлении культуры, рекомендовать управлению образования впредь придерживаться тендерного законодательства… Депутат Валерий Варчук, которого явно развлекали репризы взволнованной общественности, не удержался и предложил, чтобы на тендеры приглашали “Народную раду” и “Правый сектор”. Но поправка не прошла. На том и разошлись.

Н.Заражевская

Источник: Всесвит.

5 Комментариев

  1. Могу и нафеячить

    Ноябрь 16, 2014 at 7:53 пп

    Зашибись !!!Корупция на каждом шагу ,а эти воду переливают из пусого в порожнее ,ну,ну ,посмотрим еще !!! Последние денечки тлеете ворюги народные !!!

  2. Доктор

    Ноябрь 16, 2014 at 9:27 пп

    Хорошая статья,а мне нравится как пишет Заражевская,с юмором…И уж кому -кому как ни Барскому и Питерману бороться с коррупцией,ну просто рассмешили…

  3. Доктор

    Ноябрь 16, 2014 at 9:44 пп

    Молодец Н.Заражевская! А вы завистники,научитесь так писать!

  4. украинец

    Ноябрь 17, 2014 at 10:32 дп

    вы заметили что собаки лают,а караван идёт? Как вы не поймёте,что ничего вы не добьётесь! Наш город такие бабки возит в николаев,что область не позволит разрушить все налаженные потоки денег. Почему к вам это не доходит?! Выход один-одевать маски и ждать вечером у подьезда этих мразей и жестоко бить,ломать руки,ноги,ребра. И не жалеть никого,даже женщин-эти мрази наших детей обворовывают. Они после этого не женщины а сволочи. Только так они либо будут боятся воровать и будут честно работать,либо уйдут с должностей. П.С. Мне понравилось,как мигера отчиталась что ее зам получает полторы тыщи гринов))) Это на кого расчитано? Кто в это поверит? Это как министр спорта и молодежи Булатов,подал декларацию о доходах,в которой указана его месячная зарплата в 2итыщи гринов!!!))) У министра 2 тыщи гривен!!!!!! Они людей за лохов держат,а вы пытаетесь им чего то доказать. Только бить больно. По другому никак. Даешь народную люстрацию!!!

  5. Перец

    Ноябрь 17, 2014 at 9:26 пп

    Ох Наташка и язвительна, когда с будуняры.

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новости Первомайска